Старинная монета

Монеты России и СССР, старые, редкие и современные монеты разных стран

Все, что нужно знать о кладах

> Нумизматика > Все, что нужно знать о кладах

Один из самых крупных кладов найден в Москве в 1909 году при земляных работах в Теплых рядах на Ильинке . Здесь обнаружили два кувшина с 22 000 копеек времен преимущественно Михаила Федоровича и Алексея Михайловича.

А вообще – то в современных пределах столицы зарегистрировано свыше сотни различных кладов. Большинство из них содержат отечественные монеты, но встречаются и арабские дирхемы, и западноевропейские денарии, грошены и талеры, американские макукины…

Конечно, клады находят не только в Москве и ее окрестностях. Иногда их обнаруживают в самых неожиданных местах. В начале восьмидесятых годов в глухой Кондинской тайге лесозаготовители, корчуя пни на одной из лесосек, обнаружили почти три ведра медных монет, отчеканенных в 1770 – 1808 годах. И как они попали в эти отдаленные от любого жилья места – неизвестно.

Наверное, немного в нашей стране найдется мест, где бы не сохранилось различных преданий о спрятанных неподалеку кладах. Старожилы нередко повествуют о подобных сокровищах с такими подробностями, что не верить им просто невозможно. Еще больше подобных историй сохранилось в различных записях и публикациях. Эти клады приписываются знаменитым в прошлом купцам и разбойникам, отступающему из Москвы Наполеону или Емельяну Пугачеву.

Кстати, о Пугачеве. Легенды о спрятанных им миллионных кладах золота и серебра ходили на Урале в XIX веке, не исчезли они и сегодня. Но в данном случае можно с уверенностью сказать, что легенды о «пугачевских» кладах не имеют под собой реального основания.

Перечень захваченных «Петром Федоровичем» ценностей был составлен сразу же после подавления восстания и с большой точностью. Денег – в основном, медных и серебряных – ему удалось «добыть» не более двухсот тысяч рублей. И практически все они были потрачены на нужды самого «императора» и его воинства. Если и были зарыты пугачевцами какие – то клады, то ценность их едва ли превышала среднюю ценность кладов того времени.

Клады, якобы оставленные Наполеоном где – то по пути от Москвы до Березины, ищут уже не первое столетие. И хотя до сего дня – ничего не найдено, отдельные фанатики продолжают надеяться, что уж им – то повезет наверняка и именно они найдут награбленные французами в Москве сокровища.

Если верить отдельным публикациям, то не только за рубежом, но и в нашей стране встречаются профессиональные искатели кладов, в том числе и удачливые. Но о своих удачах представители этой крайне редкой профессии, по вполне понятным причинам, предпочитают умалчивать.

Можно ли считать кладами сокровища затонувших кораблей? А почему бы и нет? Так, во всяком случае, считают многие специалисты – нумизматы.

В прошлом монетным кладам особого значения не придавали. Из них выбирали наиболее ценные и интересные экземпляры, которые шли на пополнение коллекций. Для современного нумизмата главное – исследовать клад полностью, «прочитать» его.

При правильном изучении клады могут сообщить много интересного. Очень важно в таких случаях, чтобы клад сохранился полностью. Законы об охране памятников культуры, принятые в нашей стране, предусматривают также и охрану монетных кладов. К сожалению, далеко не все еще представляют, какое значение для истории вообще и для нумизматики в частности имеют эти находки.

А ведь каждый клад – большой или малый – неповторим. Он сообщает новые сведения, уточняет показания письменных источников и сам является вещественным источником по истории денежного обращения. По количеству и размерам кладов можно определить значение тех или иных торговых путей, проследить время расцвета и упадка многих городов, судить о жизненном уровне населения в тот или другой период времени, о состоянии государственных финансов… Иногда – и кое – что о личности самих владельцев кладов.

Находка кладов – явление не такое уж исключительное. В этом можно убедиться, пролистав годовую подшивку газет. Но до музеев доходит только небольшая часть кладов, да и те не всегда в полном составе. Какая – то часть кладов расходится по рукам или попадает на «черный рынок».

Большинство кладов золотых и серебряных монет, которые законопослушные граждане сдают в «официальные органы», попадают оттуда прямехонько в Гохран и исчезают для науки навсегда. И если кому – нибудь доведется найти клад, будем надеяться, что все монеты – все до единой – попадут по своему назначению, в музей. Например, в Государственный Эрмитаж в Санкт – Петербурге.